Бумеранг Проклятия


Ольга уже пять лет живет и работает в Греции. У ее хозяев есть дочь-инвалид Анна. Сейчас ей уже восемь. Три первых года после рождения малышки семья отчаянно боролась за ее здоровье, за то, чтобы она могла ходить. Но бой был проигран – операция, на которую возлагались все надежды, ничего не дала. Врачи бессильно разводили руками. 

Наконец, после консилиума они объявили свой последний вердикт: Анна обречена провести всю свою жизнь в инвалидной коляске. И утомленные разочарованные родители сразу же переложили свою боль, бессонные ночи, тяжелую поминутную работу и общение с больной нервозной дочерью на наемную сиделку. Их не остановило то, что женщина, которую они брали на работу, не знает языка. Молодых родителей, и так, по их словам, бесполезно потерявших слишком много нервов, времени и денег, интересовали только профессиональные качества сиделки.

Но все сложилось как нельзя лучше: Ольга была опытной медсестрой и прекрасной массажисткой. С первых же минут работы женщина попала в полном смысле этого слова в плен, за который, правда, неплохо платили. В чужую страну ее забросили забота и ответственность за собственную дочь. Жизнь гастарбайтера сразу заставила Ольгу спрятать чувства и эмоции, от которых хотелось волком выть, на самом донышке души. Особенно трудно было выучить чужой язык, да еще и без какой-либо помощи. Поэтому она говорила со своей подопечной по-русски: рассказывала сказки, пела колыбельные и известные с детства песенки и потешки. 

Анна, имея от природы уникальную память и хорошо развитые воображение и интуицию, на лету хватала и запоминала новые слова и мелодичность произношения. Поэтому через несколько месяцев языковой барьер между ними исчез. Более того, больная девочка едва ли не впервые в жизни почувствовав искреннюю, какую-то по-особому трепетную и ненавязчивую заботу, любовь этой уже не молодой и такой красивой дамы, сердцем прикипела к своей сиделке.

Сейчас Анна уже свободно говорит по-русски. Особенно любит она похвастаться этим перед учительницей, под руководством которой овладевает курс средней школы. Высокомерная выпускница педагогического университета с первой же минуты знакомства относилась к девочке-инвалиду с плохо скрываемой гордыней и отвращением. Анна старалась «не оставаться в долгу». Вместе с тем обе хорошо понимали, что одной уроки дают знания, а другой – деньги, поэтому, стиснув зубы, терпели друг друга.

Только в эти недолгие часы занятий Ольга могла хоть немного расслабиться и заняться собой. Она сразу прилипала к компьютеру: жадно вслушивалась в последние мировые новости и с замиранием сердца узнавала о событиях в родной стране, хотела хоть минутку пообщаться с дочерью по «Скайпу».

Во время последней беседы сияющая и счастливая Алла пригласила ее на свадьбу. Щебетала о лучшем в мире Олеге, об их совместных планах. Ольга сердцем почувствовала, что ее красавица-дочь безнадежно влюблена, искренне посоветовала ей счастья и пообещала вопреки всем обстоятельствам приехать на венчание. 

И она все же приехала. Хоть хозяева сначала и слушать ничего не хотели! Какой отпуск? Ольга, за эти годы крайне истощенная и физически, и морально, решила сразу разрубить этот гордиев узел – просто бросить все и больше не возвращаться. Но вмешалась Анна, которая сердцем почувствовала переживания своей старшей подруги. После задушевной беседы с оскорбленной женщиной девочка напряженно обдумывала сложную ситуацию. Хорошо понимая, во что превратится ее и так бесцветная жизнь, когда из нее исчезнет Ольга, Анна пошла в наступление. Она коротко поговорила с родителями и после ливня слез и поставленного ультиматума Ольге предоставили двухнедельный отпуск. Но компромисс удался только потому, что на время отсутствия Ольги за Анной согласились присматривать дедушка и бабушка, которые для этого приехали из другого города. Анна по секрету рассказала им, что родители, боясь даже подумать, что безотказная Ольга больше не вернется, заблокировали карточку служанки, на которую все эти годы перечисляли той зарплату, выдав на руки только деньги на дорогу туда и обратно.

После взволнованного рассказа внучки, которая со слезами на глазах поведала, какую роль в ее жизни играет эта русская женщина, дедушка сделал сиделке по-царски щедрый подарок. Растерянная и благодарная Ольга не удержалась и искренне расцеловала старого седого мужчину, который от имени Анны передал ей в конверте несколько тысяч евро. Бог услышал ее молитвы! Теперь у нее есть деньги на подарок для молодоженов!

…И вот такая родная, самая дорогая в мире страна! Задрожали ноги, когда встала на свою землю. С наслаждением полной грудью вдохнула воздух. Мой родной край! Есть ли слова, которыми можно передать восторг от встречи с этим бескрайним небом, неповторимой красотой цветущих садов, щебетом птиц и вкусом разломанного пополам еще горячего хлеба? 

Волнение немного улеглось, когда успела на последнюю маршрутку, которая за ночь должна доставить ее в город, где живет дочь. Думала, что, наконец, уснет. Надо отдохнуть, потому что свадьба – хоть и радостное, но утомительное мероприятие. Но сон не наступал. Сидела, как в кинотеатре, где на большом экране память демонстрировала сериал ее собственной жизни!..

…Сжалось сердце, когда воображение привело ее по дорожке к родному дому. Радостно зашептал зеленой листвой сад, бросился навстречу ветер, дунув в лицо ароматами цветов. От волнения дрожали ноги, поэтому опустилась на скамейку под раскидистой грушей, на которой было так уютно сидеть у мамы на руках, положив голову на ее грудь. Коснулась руками седой полыни, густо разросшейся под забором. Пошла к колодцу, набрала полное ведро воды, и губы свело от холодной животворной влаги, которая моментально забирала усталость и давала новые силы жить, любить и верить. До боли знакомо скрипнула ступени крыльца, гостеприимно распахнулись добротно сделанные еще дедом дубовые двери.

Каждое утро в этом доме было наполнено светом и теплом. Но беззаботное детство унеслось в тот момент, когда соседский Сережка вбежал во двор со страшной вестью:

– Олька! Твой отец умер! Упал возле трактора. Вон везут на телеге.

Мало кто знал, что Степан имел больное сердце, потому что работал наравне со всеми, от зари до зари. До самозабвения любил трех дочерей, с которыми играл в футбол, ходил на рыбалку. И все повторял, подкручивая усы: «Сына еще надо! Чтобы фамилия не перевелась!»

Ольга заканчивала девятый класс. Посоветовавшись с мамой, подала документы в медицинское училище. Собрала все силы и сдала экзамены на «отлично». Вот бы отец гордился ею.

Студенческая жизнь запомнилась не весельем и развлечениями, а ночами за учебниками и тяжким трудом. Наотрез отказывалась брать деньги у мамы. Трудно было жить на одну стипендию. Пришлось подрабатывать санитаркой в больнице. Уставала до изнеможения, на танцы и ребят сил уже не оставалось.

…На выпускной вечер мама сама сшила ей модное платье. Для того чтобы купить дорогую материю, откладывала по копейке почти два года. Увидев наряд впервые, Ольга даже замерла от восторга. А подруги не смогли скрыть зависти. Ребята с потока не замечали девушку в повседневной заношенной одежде, но в день выпуска у них словно глаза открылись, когда Оля вышла на сцену получать красный диплом.

В те времена выпускники учебных заведений должны были отработать три года в сельской местности, поэтому без колебаний и раздумий девушка поехала по распределению. Село оказалось большим, густонаселенным, потому что почти в каждой семье было четверо или пятеро детей. Председатель местного колхоза занимал должность депутата Верховного Совета, заседал в Москве с самим Брежневым. Колхоз-миллионер под его руководством процветал. В селе был построен такой роскошный дом культуры, каким бы мог гордиться любой районный центр. Работали три магазина, швейная мастерская, школа-десятилетка. Центральные улицы имели твердое покрытие. У людей были и рабочие места, и где отдохнуть, развлечься. Поэтому жизнь бурлила. Она быстро подхватила Ольгу и завертела ее в быстром ритме польки…

Комнату снимала у еще моложавой непоседливой бабы Марии, которая молодую «докторшу» сразу оценила и полюбила за кроткий нрав и работящие руки. К красавице-медичке сваталось много ребят. В селе посмеивались, что местные девушки волком смотрят на Ольгу, потому что парни как с ума посходили: наперегонки бегают в медпункт, чтобы давление проверить, измерить температуру и послушать легкие.

Особо предприимчивые стучали в двери, окна, вызывая на свидание, часто просиживая в ожидании встречи до первых петухов. Но никто не тронул ее сердца. Заволновалась она лишь тогда, когда осенью вернулся из армии сосед бабы Марии – Василий. Высокий, статный, широкий в плечах, голубоглазый, белозубый, с русыми кудрявыми волосами. Говорил ей такие слова, от которых качалась земля. В морозные декабрьские ночи ее бросало в жар от горячих ласк и поцелуев любимого…

Баба Маша не любила Василия и, словно дятел, долбила Ольге одно и то же:

– Не из хорошего рода парень! Дед его, ох, и смутьян был! Не одну девушку испортил! И отец такой же! Будь умнее, девка!

Но счастливая Ольга эти слова пропускала мимо ушей, к сердцу не брала, а когда почувствовала, что беременна, очень обрадовалась. Ведь Василий не раз говорил, что хочет сына. Теперь у нее будет своя семья, свой дом! Хватит слоняться по чужим углам…

Василий был искусным шофером, он возил председателя колхоза на «бобике». Как говорили в деревне, был личным водителем председателя. И, как и Ольга, парень был все время занят. Поэтому когда их встречи стали случаться все реже и реже, девушка с пониманием списывала все на работу. Но по селу поползли слухи, которые баба Маша сразу же донесла своей квартирантке.

– Говорят, переметнулся твой поклонник к учительнице, что в школьном доме живет. Каждый вечер бегает. А ты, глупая, сохнешь!

Ольга снова отмахнулась от бабы, как от назойливой мухи. Она была счастливой настолько, что даже думать о плохом не могла.

…Растаяла и вместе с ручьями унеслась зима. Запахло березовым соком. На деревьях набухли почки. Земля покрылась зеленым ковром молодой травы. 

Однажды Ольга поздно вечером возвращалась от больного. В окнах двухэтажного домика, где жили молодые учителя, было темно. Утомленная деревня спала. Ольга тяжело переносила беременность. И сейчас молодой женщине стало плохо. В изнеможении она прислонилась к забору.

Из-за поворота неожиданно выскочил мотоцикл. За рулем был Василий. Обхватив парня кольцом рук, к нему словно прилипла молоденькая учительница Вера. Василий затормозил возле учительского дома, подхватил свою спутницу на руки и отнес к порогу. Под козырьком крыши горела яркая лампочка, поэтому Ольге было хорошо видно, как влюбленные слились в страстном поцелуе. Молодая женщина вышла из своего невольного тайника и коснулась плеча Василия.

– Ты же мне клялся в любви! Чем она лучше? Или после нее будет еще и третья?

Василий отшатнулся от Ольги. Остолбенела и удивленная Вера. Но парень быстро взял себя в руки:

– Не приставай, имей гордость, ну пошел пару раз к тебе, поговорили, поцеловались…

– Поцеловались? – воскликнула пораженная Ольга. – А то, что я беременна, знаешь? Что ребенок у тебя будет? Что станешь отцом?

– Отстань! Не навешивай на меня чего не надо! – шипел парень.

– Что же мне делать теперь? – обреченно спросила Ольга.

– Не ты первая, не ты и последняя, – спокойно и равнодушно сказал Василий, вскочил на мотоцикл и скрылся.

Ольга увидела в свете лампочки полные ненависти и пренебрежения глаза соперницы, ее победную улыбку и едва переставляя ноги, пошла прочь.

Баба Маша словно чувствовала беду. Было уже далеко за полночь, но она не спала, выглядывала свою квартирантку. С первого взгляда все поняла:

– Доченька моя золотая, и черт с ним! Все пройдет, забудется! Люди поговорят и перестанут. О другом будут судачить! А ты свою жизнь не губи! Пусть дитя будет! Слышишь? А я тебе помогу! Слышишь? Я и дом на тебя перепишу! Ты же мне как дочь! Только малыша не убивай, души своей не губи, слышишь, Оленька?! – ласково ворковала старая женщина.

Говорила взвешенно, спокойно, потому что все слезы уже выплакала в течение жизни, когда после измены Васильева деда Петра сделала аборт. Думала, освободится от ребенка и начнет жизнь сначала. Да не дал ей Бог больше ни пары, ни детей. Вот и доживает век в одиночестве.

Но Ольга не слышала слов Марии. Перед глазами стояла победоносная улыбка счастливой соперницы, кнутом били слова Василия. Где-то глубоко в душе родилась ненависть, которая росла и росла до тех пор, пока не заполнила ее всю…

Написала заявление на отпуск за свой счет и поехала в областной центр. И куда не обращалась, везде слышала одно:

– Слишком большой срок! Поздно делать аборт!

Не сдавалась, упорно шла к цели и все же нашла «подпольный кабинет». Находился он в неопрятной квартире обычной многоэтажки. До сих пор, хоть прошло уже столько лет, не забыла запаха перегара, перебитого едким амбре дешевых сигарет изо рта уже старого, но еще крепкого врача-гинеколога. Он жадно пересчитал деньги и без лишних разговоров вытащил из нее тельце нерожденного сына. 

Когда пришла в себя, первое, что почувствовала – раскаяние! Врач, повидавший на своем веку все, даже съежился, когда женщина посмотрела на него взглядом загнанной волчицы, на глазах которой убили ее выводок. Крупнейшие сокровища мира отдала бы теперь за своего ребенка, не позволила бы безжалостно мучить свое тело, в котором еще недавно пульсировала новая жизнь. А теперь все мертвы: ее сын, ее тело, ее душа.

Баба Мария хорошо слышала, как приглушенно, словно зверь в ловушке, выла Ольга бессонными ночами. Однажды не выдержала, зашла.

– Ты уезжай отсюда! Попробуй начать жизнь сначала! Забудь об измене, отпусти ненависть на все четыре стороны, потому что сожрет она твою душу, как огонь сухую траву!

– У меня и так все внутри перегорело.

– И на пепелище пробиваются новые ростки! Слышишь, доченька? Прости, забудь все, не злословь, иначе будет еще большая беда!

– Разве может быть еще хуже? – закричала Ольга. – Как отпустить ненависть, когда она вот здесь, в сердце жжет, как огонь?

Снова не услышала Ольга бабы Марии. А может, ангел-хранитель вкладывал в уста старой женщины эти слова? Да все зря. Когда уезжала из деревни навсегда, огляделась. Цветущие сады словно кружились в свадебном танце. Все сожаление, отчаяние, обиду, ненависть вложила Ольга в слова, адресованные Василию:

– Чтобы твой самый светлый день к вечеру стал самым черным!

…Устроилась работать в областную больницу. Все силы отдавала работе. На личной жизни поставила крест – об отношениях с мужчинами не хотела и слышать, потому что считала их всех мерзавцами и эгоистичными самцами.

Шли годы. Однажды, когда Ольга пришла на свою смену после майских праздников, она увидела в палате белозубого черноглазого мужчину. Сестрички сразу доложили:

– Работал на атомной, а когда при родах умерла жена, оставил работу, чтобы ухаживать за двойняшками. 

Обе девочки были больны сахарным диабетом тяжелой формы. Три года бился он над детьми, но спасти не смог. Сначала от гангрены ноги умерла первая. Вторая дочь ослепла, а через полгода тоже умерла на операционном столе. Едва живого мужчину с сердечным приступом привезла «скорая» к ним в отделение.

…Ольга помогла Валерию выстоять, она стала тем плечом, на которое он смог с уверенностью опереться. Уже вдвоем они учились верить, что в жизни, кроме боли, болезней и разочарований есть счастье, верная взаимная любовь и радость. Когда Ольга узнала, что беременна, она летала, как на крыльях. Маленькая черноглазая Аллочка стала спасательным кругом для двух безжалостно обожженных жизнью людей.

…Чернобыль. Радиация. Ликвидатор. Все эти слова бурей ворвались в их жизни и разрушили их до основания! Валерий со своей бригадой работал у самого реактора. Именно благодаря этим людям были спасены миллионы настоящих и будущих жизней. Но за это они заплатили своими!

Когда Ольга приехала к мужу, ей позволили зайти к нему в палату. Они оба все понимали. Валерий держался очень мужественно и спокойно сказал:

– Живи! Будь счастлива и помоги стать счастливой дочери!

…Наступили тяжелые 90-е. Ольга крутилась, как могла, но после сокращения осталась у разбитого корыта. После долгих колебаний последние слова Валерия толкнули ее на рискованный шаг: чтобы дать Алле хорошее образование и купить ей жилье, Ольга поехала на заработки в далекую Грецию, оставив дочь на попечении своей матери. Эти пять лет разлуки стали трудным испытанием для них всех, но особенно тяжелыми для самой Ольги. Но то, что дочь заканчивает престижный столичный ВУЗ и имеет на своем счету приличную сумму, которая позволяет ей с уверенностью смотреть вперед, давало Ольге силы преодолевать все трудности. Счастье дочери для нее было превыше всего!

…Вот и утро! Ольга вышла из маршрутки и полной грудью вдохнула свежий воздух. После надоевшей комнаты в Греции и тесного пространства маршрутного автомобиля, словно крылья расправила, жадно вслушиваясь среди шума большого города в мелодичность родного языка. Позвонила Алла, поздравила с приездом, начала объяснять, как добираться дальше. Свадьбу должны были гулять в деревне, где родился и вырос ее будущий муж. Дочь тараторила и тараторила, а у Ольги вдруг кровь похолодела от плохого предчувствия.

За окном автобуса один за другим исчезали придорожные деревни, вот и их остановка. Да, интуиция ее не подвела. Это действительно та деревня! Успокаивала себя, что прошло слишком много времени, чтобы кто-то смог ее вспомнить. Навстречу бросилась счастливая дочь, познакомила ее своим избранником, на много лет старше нее стройным голубоглазым парнем. Из дома выбежали взволнованные сваты. И все трое замерли от неожиданности! Василий и Вера стояли перед Ольгой, как обреченные на казнь перед палачом. Они оба могли бы многое рассказать о своем неудачном браке, который сохранили лишь ради единственного сына.

– Прости нам все… Мы наделали много ошибок, которым нет и не может быть оправдания. Но сейчас не время для взаимных обвинений! Сегодня светлый, радостный день для всех нас! Пусть наши дети будут счастливы! – сказал Василий.

Какой же красивой была Алла в свадебном наряде! Ольга, глядя на дочь, почувствовала, как из ее души ушло бремя ненависти и обиды на Василия. 

Вспомнила очередной раз слова мудрой бабы Маши: «До венчания парню не верь! Человек, как охотник – и лисицу хочет поймать, и куницу. И ту привлекает, и той обещает! А ты свое знай – не верь до венца! Где венец – там и счастливый конец!» Действительно, не давай сердцу воли, потому что заведет в неволю! Но легко говорить тому, кто не любил. Потому что любовь, как буря, сносит на своем пути все преграды и условности. 

Свадьба гремела музыкой, кружила в танце, завораживала песнями и туманила голову крепкими напитками. Все вокруг сияло и звучало в переливах солнечных лучей. Молодожены сели в машину.

– Куда? – спросила Ольга у Аллы одними глазами.

– Фотографироваться. Мы скоро. Не грусти! – помахала дочь рукой.

…А через час потемнел мир – самый светлый для них день мгновенно стал самым черным. Где-то она уже слышала эти слова! Разве не она сама сказала их тогда, когда думала, что навсегда покидает эту деревню? Сколько негативной энергии вложила она в эту фразу, чтобы таким смертельным бумерангом она сегодня вернулась к ней! Говорят, что есть у Бога время: час, минута или момент, в которую что не скажешь, то обязательно сбудется. Мы, прося у небес справедливости, забываем, что настоящая справедливость, как и правда, – жестокая и неумолимая!

…Ее дочь, как оказалось потом – еще и беременная двойней, и зять лежат в широкой могиле на сельском кладбище. Их машина на полном ходу врезалась в столб. Смерть была мгновенной. Свою боль и отчаяние Ольга, как в зеркале, увидела в глазах Василия и Веры. Они все потеряли все и сразу!…

Ольга чуть не сошла с ума. Месяц лежала в больнице после того, как порезала себе вены. Для чего ей жить, кому она теперь нужна? И как может держать земля на себе чудовище, которое своей ненавистью убило и детей, и еще не родившихся внуков? 

Из духовной прострации ее вывел звонок Анны. Девочка с нетерпением ждала Ольгу.

– Я люблю тебя! Слышишь? Возвращайся быстрее!

Ольга выписалась из больницы и сразу же поехала на могилу мужа.

– Прости, Валера! Я не смогла стать счастливой без тебя. И дочери нашей стать счастливой не помогла! Прости!

Поднялась с колен и с опущенной головой направилась по дороге, которую своими поступками определила сама: она служанка и, чтобы искупить свой грех, заменит любящую мать несчастной девочке-инвалиду.

Данилова Маргарита Степановна
© сайт Magenya.ru

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s