Кладбище


У меня есть одна странная наклонность. Я люблю гулять по кладбищу. Недалеко от села, где живет моя бабушка, как раз находится одно. Большое, заросшее, там почти нет новых захоронений. В тот день, когда все началось, была чудесная погода. Влажное, занавешенное облаками небо и невероятно яркая листва. Сижу на ветхой скамейке около маленькой могилки с покосившимся крестом. Увлеченно зарисовываю давно приглянувшийся вид на деревню. Вдруг кто-то тронул меня за плечо. Я от неожиданности подскочила и обернулась. Рядом со мной стояла девушка лет шестнадцати в белом платье и мило мне улыбалась.


-Можно я присяду?- спросила она высоким мелодичным голосом.
— Конечно, садись — ответила я и поинтересовалась:
— Неужели не я одна люблю гулять по этому жуткому месту?
— Нет, что вы,- рассмеялась девушка,- Просто я живу неподалеку. Меня зовут Агния.
— Лика. Приятно познакомится.
Потом мы частенько виделись около той могилки. Агнию очень интересовалась живописью. Я учила ее рисовать. Мы разговаривали обо всем. Жаль только, что она никогда не соглашалась встретиться где-нибудь в другом месте.
— Тут так хорошо — уклончиво говорила она, и вскоре я перестала затрагивать эту тему. Когда мы встретились в следующий раз, она была задумчивее, чем обычно. Пока я распиналась о каком-то художнике, Агни смотрела сквозь меня. Присущая ей оптимистичность испарилась без следа. Когда я спросила, что с ней, она тихо спросила:
— Лик, можно тебя попросить кое о чем?
— Конечно можно.
У меня появилось тревожное чувство. Агния протянула мне исписанный тетрадный лист и маленькую фигурку.
— Найди в деревне 23 дом. В двенадцать ночи находясь на его пороге, прочитай вслух то, что здесь написано. Потом брось куклу на порог и беги. Ни в коем случае не оборачивайся.
Ее голос был безжизненным и пустым. Первый раз за все наше знакомство Агния выглядела неживой.
— Хорошо. Ладно, пока я пошла,- схватила сумку и быстрым шагом пошла к воротам. Девушка провожала меня полным грустью взглядом.
Без пяти минут полночь. Я стояла около нужного дома и рассматривала игрушку. Бледное лицо, пухлые губы и длинное платье. Ничего особенного, если бы не глаза. Переполненные нечеловеческой болью и исступленной тоской. Они одушевляли куклу и делали ее жутковатой. Посмотрела на циферблат. Ровно двенадцать. Начала читать. Красной тушью размашисто выписан стих:
Я ничего не забыла,
Кровь и слезы свои
Я ничего не простила
Погост и холод земли
Матери горькие слезы
Отца тяжелые сны
Несбывшиеся грезы
Пустые глаза сестры
Впусти, я верну долги
Окрасив в красный цветы
Смерти услышишь шаги
Ты сожжешь все мосты
Уйдешь по забвенья пути!

Голос не подчинялся мне. Он изменился до неузнаваемости. Громкий и яростный, он разрезал ночную тишину. Бросила куклу и рванула прочь. Задыхаясь, добежала до дома. С третьей попытки повернула ключ в замке и захлопнула дверь. Расстелила кровать, легла. Провалилась в сон, как в прорубь.
Бегу по лесу. Задыхаюсь, легкие горят, но нельзя останавливаться. Он где-то тут, его шаги слышатся со всех сторон. Слезы застилают глаза. За что? За что? Камень попался под ноги. Споткнулась. Упала. Он догнал меня, схватил. Появилась на безумном лице жестокая ухмылка. Сверкнул занесенный надо мной нож. Горло вспорол отчаянный крик, вслед за ним его разрезал кинжал.
Проснулась в холодном поту. За окном еще только занимался рассвет. Было пять часов утра. В обед кто-то ко мне постучал. Открыла дверь. Вошла соседка баба Маша. Спросила соли и рассказала мне все деревенские сплетни. Сквозь ворох разных слухов не сразу появилась действительно важная новость.
— Лика, знаешь, а Андрей-то из 23 дома повесился ночью. Жаль, работящий мужик был. Молодой, даже не женился еще.
Я встала как вкопанная, с пачкой соли в ослабевших руках. Отдала баб Маше соль, и, закрыв дверь, медленно сползла по стене. Первый раз в жизни у меня случилась истерика.

Я опять пришла на кладбище. Села на знакомую скамейку. Агни не приходила. Посмотрела на покосившийся крест и обомлела. «Иванова Агния Олеговна, 1980-1996». Опустила взгляд ниже, заметила потрепанную школьную тетрадь. Бережно взяла в руки и открыла.
«Спасибо, Лика. Благодаря тебе я, наконец, свободна. Не жалей о его смерти. Он — убийца и недостоин жизни. Прошу, пойми меня»
Я аккуратно положила тетрадь около креста и ушла. Нарвала цветов на полянке. Принесла, положила на могилку. Спи спокойно, Агни.

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s