Читать Истории Из Магии


Ну кто из вас, уважаемые читатели, в школьные (да и не только) годы не «тащился» от гоголевских «Вечеров на хуторе близ Диканьки»?…

Почитать такие вещи на ночь являлось проявлением изрядной смелости — уж очень тонко и захватывающе описывал классик приключения разного рода нечисти. Среди прочих гоголевских «ужастиков» есть у него такая вещь, как «Майская ночь, или Утопленница». Пересказывать сей шедевр смысла не имеет. Но вот что интересно: именно в ночи начала мая в мире наиболее часто наблюдаются проявления того, что в простонародье именуется нечистой силой. Не зря ведь прародители коммунистов, масоны-иллюминаты приурочили в свое время день международной солидарности трудящихся к Вальпургиевой ночи — ночи с 30 апреля на 1 мая. По германскому народному поверью, Вальпургиева ночь служит ежегодным праздником ведьм, собирающихся в эту ночь вокруг своего повелителя — Сатаны на высокой недоступной горе, где они и справляют свой  шабаш. 
Мы специально собрали несколько «историй из склепа», рассказанных читателями нашей газеты, чтобы лишний раз удостовериться в том, что «нечто» именно в дни начала мая активизируется настолько, что даже Гоголя в свое время заставило взятьсся за перо. Итак, вот эти истории…

ПРОКЛЯТИЕ ЧЕРНОБЫЛЬСКОЙ ВЕДЬМЫ

Рассказ 23-летней Ирины Савченко, Житомир:
— Эта история произошла со мной и моей подругой в начале мая прошлого года. Как-то поехали мы в село, а это в Народичском районе, к моей бабушке. Жила она одна. В 1986-м ее эвакуировали подальше от Чернобыля, но спустя 12 лет она вернулась в родные места. Я предложила подруге поехать со мной навестить бабушку на недельку. Саша (так зовут мою подругу) согласилась. Бабушка нас встретила, обрадовалась нашему приезду. Она ведь жила совсем одна почти на краю села. Рядом с ней жила одна старуха, которая при эвакуации отказалась покидать село и так там и осталась, по местным рассказам, была она ведьмой. Людей она не любила и постоянно всех проклинала. Мы не верили во все эти рассказы и поэтому не боялись ее. Как-то раз мы с Сашей решили помочь бабуле и собирались постирать вещи. Включили громко магнитофон во дворе, но соседке это очень не понравилось. Она прибежала к нашему двору и стала что-то орать и шептать. Мы попросили ее уйти, и она все же ушла. А наутро у меня и у Саши очень болела голова и вообще нахлынуло плохое самочувствие. Моя бабушка пошла к этой ведьме и напрямую спросила:
— Что ты сделала с моими внучатами?
Ведьма — в ответный крик:
— Ничего! Убирайся прочь!
— Ах ты, зараза старая! Будь ты проклята! — не выдержала моя бабушка.
— Аха-ха! Напугала!
А через четыре дня моя бабуля сказала, что старуха померла. Хоронить ее толком никто и не собирался, закопали на сельском кладбище абы как.
И вот однажды шли мы с подругой домой с местной дискотеки через дом покойной ведьмы и увидели, что в ее доме горит свет, а сама старуха смотрела прямо на нас из окна. Мы, понятно, жутко испугались и убежали домой, а утром рассказали все бабушке. Она ответила, что это какая-то ошибка, и не поверила нам. Но мы с подругой реально видели в окне ведьму, которая умерла неделю тому назад! Хотите — не верьте, но это было!

ЗОВ ПОКОЙНОГО МУЖА

Рассказывает Марина Бойчук, 26 лет, Житомир:
— Эта история произошла со мной, когда я была в пограничном состоянии между жизнью и смертью. Был май 2008 года, мне было 20 лет, когда гинеколог не смогла отличить кисту от беременности и назначила интенсивную рассасывающую терапию. Плод погиб и я попала в больницу.
Поместили меня в палату интенсивной терапии. Пролежала я неделю, пришла в себя, уже хорошо себя чувствовала. Приходит медсестра и говорит, что мне надо перелечь на соседнюю кровать, потому что сейчас привезут женщину в тяжелом состоянии после операции и ей нужна именно эта кровать, потому что кислород подается только в этом месте. Я говорю, может, меня вообще в общую палату переведете, на что мне ответили, что все отделение забито, переводить некуда. Помимо меня, в палате лежали еще две женщины.
Сижу, смотрю на соседнюю кровать и очень не хочу на нее переходить. В стене была розетка, и когда повернешься к стене, она прямо перед носом. Делать нечего — перелегла. Женщину на мое место так и не привезли вечером, а только на следующие сутки. Эта ночь была самой страшной в моей жизни, хотя прошло уже пять лет, но я до сих пор в ужасе.
Одиннадцать часов вечера, все в палате начинают готовиться ко сну. Поболтали чуток, две женщины уснули. А я лежу и понимаю, что спать вообще нет желания. Лежу, мучаюсь от бессонницы. Проходит час, два, три… У соседки на тумбочке беру сигарету, иду курить в туалет. Слышу — в сторону туалета кто-то шаркает тапками. Тушу сигарету, выглядываю — никого, опять поджигаю — снова кто-то приближается к туалету. Мне проблемы не нужны — вдруг медсестра, тушу сигарету, выхожу — никого. Я в бешенстве.
Иду в палату, ложусь на кровать, дверь в палате чуток приоткрыта и видно часть коридора. Наше отделение находится на третьем этаже, под нами травматология, а за стенкой, у которой стоит кровать, — операционная. И тут слышу шепот: «Наташа, Наташа!». Потом шепот становится громче и переходит в крик. Я, матерясь, выхожу из палаты и иду в сестринскую, было два часа ночи. Бужу медсестру — она не просыпается, видимо, крепко спала. Возвращаюсь в палату — опять слышу мужской крик. Бужу соседок по палате — тоже не просыпаются. Я лежу, слушаю все это и понять не могу, как в травматологии этому крикуну не надавали еще за это по шее. Спустя пару минут услышала все то же шарканье в коридоре и увидела в приоткрытую щелку женщину средних лет, которая остановилась к двери спиной в цветном халате и еле шепчет: «Пить, я так хочу сильно пить, меня замучила эта жажда». Я, злая, ору ей: «На посту стоит чайник, иди попей!». Она прошаркала еще несколько шагов, и все утихло — и крики, и шаги. Смотрю на часы в мобильном — 3.00. Я провалилась в сон и очнулась от того, что из розетки сыплются на меня самые натоящие опарыши. Я соскочила с койки и босая выпрыгнула в коридор. Смотрю на часы, которые висели там, — 3.01. Просидела я до утра на кушетке, там же меня и разбудила медсестра.
Стоя у дверей на уколы в процедурную, я спросила, слышал ли кто-нибудь ночью крики. Никто их не слышал! В обед в палате мыла пол какая-то бабушка, которая работает там уже лет 20. Спросила у меня, почему я сама не своя, я ей все и рассказала. И то, что сказала бабушка, повергло меня в ужас. Ровно за день до моего поступления в больницу на этой злосчастной кровати умерла женщина Наталья, которая пришла в себя ровно на одну минуту, попросив воды, сказав, что ее замучала жажда, и умерла. У нее никого не было, муж умер незадолго до ее смерти. Муж, по всей видимости, и звал ее, подумав, что это она лежит на кровати, а не я. А опарыши — это выход из какого-то канала, в котором я находилась. Вот такая история…

ЛЕТЯЩАЯ НАД ПОЛЯМИ

Рассказывает Игорь Кирилюк, 38 лет, Житомир:
— Дело было как раз на майские праздники в прошлом году. Живу я в Житомире, работаю, имею семью, в общем можно считать меня абсолютно обычным человеком, ничем не отличающимся от остальных. В селе Пряжево недалеко от города живет моя родная тетка. Живет одна, имеет хозяйство. Вечером в четверг поступил звонок от нее, оказалось, что тетя больна, нужна помощь. Так как живет она одна, то не откликнуться на ее просьбу я не мог. В пятницу утром выехал к ней, прикупив лекарств и гостинцев. Назад собирался возвращаться в воскресенье. Как оказалось, тетя была больна не так серьезно, как я думал. Но в помощи и лекарствах она нуждалась. В первый же день с утра я помог ей по дому, а вечером меня пригласили в гости мои друзья детства, которые жили в соседних Сингурах (я родом оттуда). Часов в шесть вечера забрали они меня на машине к себе. Как водится, посидели, погуляли, пожарили шашлыки. Сразу скажу, что я человек непьющий, в тот вечер только два бокала вина выпил. Предлагали мне друзья остаться на ночь у них, но я решил все же пойти назад, мало ли что дома может случиться. Решил идти пешком, везти меня назад никто не собирался — состояние было не то. До деревни километров три, идти надо было через поле. Вышел я часов в двенадцать, ночь была тихая, даже ветра не было. Прогуляться ночным полем, конечно, интересно. Иду себе, любуюсь красотой ночной природы. Смотрю, где-то в полкилометре от меня что-то мелькает на дороге — идет кто-то мне навстречу. Я стоял на пригорке, а внизу вся дорога как на ладони, поэтому я заранее заметил «это». Мало ли кто может ходить ночью на проселочной дороге. Отошел я метров 5-10 в сторону, стал между кустами, жду. Смотрю, движется по дороге женщина, вроде обычная, волосы темные, одета то ли в платье, то ли накидка какая-то. Проходит мимо меня по дороге, опускаю глаза, а она висит примерно в полуметре от земли. Если у меня и был алкоголь в крови, он за секунду вышел. Все тело как будто парализовало, не мог сдвинуться вообще! И тут самое страшное: ужас дошел до сердца, когда эта «женщина» медленно так поворачивает голову в мою сторону… Не помню, как я вылетел с тех кустов, но бежал по дороге — почти летел над землей, как та женщина. До села было километра два, но мне казалось, что я за минуту добежал тогда. Влетел я в пустынное ночное село, вбежал во двор, ворвался в дом тети и… бабах! — ничего не помню. Очнулся, сидит надо мной перепуганная тетка, у меня разбитое колено, табуретка лежит — на нее-то я и налетел в коридоре. «Что случилось?» — спрашивает тетка. Рассказал все, но не знаю, поверила ли она. На следующее утро, несмотря на то, что еще день гостить мог, сел в машину и вернулся в город. В воскресенье я впервые лет за десять сходил в церковь…
* * *
И теперь скажите-ка: разве Гоголь в свое время был таким уж фантазером?

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s